Сёмкино перевоспитание

village-361421__340Бабушки бывают разные.

Бывают ватрушечно-мягкие, пахнущие тестом и вареньем, приторно-сладкие бабушки. Бывают готовые на всё и бегающие на цыпочках за внуками, чтобы нен пропустить их малейшее желание или каприз.

А бывает Ангелина Витальевна. Которую бабой Гелей даже язык не поворачивается назвать.

Ангелина Витальевна была, строго говоря, не бабушкой Семы, а сестрой его родной бабушки. Жила она в Белоруссии, и Сёмка был послан туда отсыпаться, отъедаться и отгуливаться во время летних каникул.

Мы не знаем, что подразумевал не сильно-то дисциплинированный и разбалованный Сёма под летним отдыхом, но его надежды провалились в любом случае.

Во-первых, у Ангелины Витальевны был распорядок дня. 6 утра — подъём, 6:20 — завтрак, затем работа по огороду. С 10 до 12 — личное время. 12 — обед. И так далее.

Распорядок был оглашён сухонькой, серьёзной и спокойной Ангелиной Витальевной в первый день приезда. Один раз.

Сёма не сразу понял в чём дело. На следующее утро он как обычно провалялся в кровати до 8 утра (лето же, отдыхаем), а затем, позёвывая явился на кухню.

В то же мгновение он был вышвырнут бабушкой из кухни так быстро и легко, будто она была мастером айкидо.

— Обед в 12 часов, — только и сказала она.

— Но я есть хочу, — возмутился было Сёма, но в ответ услышал только:

— Обед в 12 часов.

Обиженный и голодный, чуть не плача, Семён поплёлся обратно в комнату, но на его пути будто карающий ангел, материализовалась Ангелина Витальевна.

— Сейчас идёт прополка сорняков на огороде до 10 утра. Ты уже опоздал.

— Но я же даже не позавтракал! — скривил жалобную мордашку Сёма, на что Ангелина Витальевна заметила:

— Нет прополки — нет обеда.

И до того она это серьёзно сказала, что Сёма сразу ей поверил.

Голодный и злой, но усмирённый, он вышел во двор к грядкам, где Ангелина Витальевна показала ему, что делать.

Слушая мычание далёких коров и квохтанье куриц на заднем дворе, он рвал и рвал несчастные сорняки, пока не услышал заветное слово:

— Семён, личное время.

Личное время Семён спал как убитый. Прополка огорода сделала своё дело. Проснулся он только почувствовав, как Ангелина Валерьевна будит его за плечо:

— Время обеда.

Обед был съеден полностью в установленное время. Двадцать минут личного времени, следовавшего далее, Семён драил пол, отмывая хлебные крошки, которые смахнул на пол по привычке.

Конечно, драил. Без ужина ему остаться не хотелось.

Дни потянулись за днями. В рабочее время — козы, огород, уборка, помощь бабушке в стряпне. В свободное время — бабочки, речка, яблоки, сливы и вишни на бабушкиных деревьях, поедаемые прямо с веток.

И через месяц к маме в Москву приехал какой-то незнакомый мальчик.

Этот мальчик спокойно и аккуратно съел всё, что ему положили на обед, поблагодарил, помыл за собой посуду и пошёл прибирать бардак в своей комнате.

Бардак, который тот, старый мальчик Семён, оставил там, уезжая к величайшему педагогу всех времен и народов Ангелине Витальевне.

Поделиться: