Рукавички

mittens-3014337__340А вот какой случай недавно был.

Еду я в метро на станцию «Выхино». Сижу, значит, как обычно, книжку читаю, а слева от меня две девочки сидят.

Дело-то было зимой, снег шел. Люди вокруг сидят хмурые, все запорошенные снегом, как снеговики, и настроение у них не солнечное. А кто давно сидит, тот вообще мокрый. А тут еще по вагону ветер дует, холодно.

И вот, девчонки-то сидят друг напротив друга, одетые в яркие курточки, со школьными рюкзачками на коленях, одна на одной стороне вагона, другая на другой — громко болтают и смеются! Так радостно прямо у них получалось! Как лучики солнышка, солнечные зайчики в промерзшем скрипучем вагоне.

А людям некоторым, видимо, это не особо нравится — не попадают они в их настроение. Как же это можно радоваться, думают, если денег совсем не платят и такой снег на улице идет?

И вот, значит, сидят и терпят, когда же это они наконец выйдут, балаболки?

А у одной девочки рукавички в руках были, немного мокрые, а на них зайчики нарисованы веселые. Она берет, и, недолго думая, кидает рукавичку в подружку! Попадает ей прямо в шапку, и тут обе заливаются таким заливистым смехом, прямо захлебываются.

А вторая что? Берет рукавичку и кидает обратно! Рукавичка летит, извиваясь, и попадает первой прямо в нос!!! Вот смеху-то было! Девчонки полминуты остановиться не могли.

Ну, теперь-то просто так кидать рукавичку неинтересно. Первая, значит, берет, целится внимательно, и перекидывает рукавичку через верхний поручень, куда только взрослые достают. И ведь попадает, прямо на шапку второй девчонке рукавичка упала!

И снова — захихикали, засмеялись, словно смешинка в рот попала!

А рядом старая бабушка сидит, толстая, вся укутанная в серое пальто с большими пуговицами и в платочке. И прямо видно — еле терпит она такую радость, не нравятся ей все эти игры. Такое лицо хмурое, словно ей двойку поставили ни за что.

И вот, одна девочка снова кидает рукавичку во вторую, рукавичка летит — и угодила нечаянно прямо в бабушку, на пальто ей упала.

Что тут было!!!

Бабушка вся покраснела, сбросила рукавичку на пол и начала кричать, руками замахала, как будто ей больно от этой рукавички было:

— Да как вам не стыдно!!! Да за вами родители совсем не смотрят! Да какое поколение после нас придет, совсем не умеют вести себя в общественном месте!

Люди уже на бабушку начали смотреть неодобрительно — чего она так разошлась?

А бабушка продолжает:

— Надо в школу ходить, учиться хорошо, а не безобразничать здесь! Родителей надо сюда, чтоб им стыдно было за их детей, чтобы воспитывали лучше!

Девчонки-то примолкли, затаились, но видно, что им смешно от этой бабушки, еле сдерживаются. И вот — не сдержались, и снова разом звонко засмеялись, словно чихнули смехом!

Бабушка совсем побагровела, вскочила со скамьи, как молодая:

— Да что же это делается, граждане! Вы-то что сидите, молчите, какое непотребство в вагоне творится, а вы сидите и не замечаете! Мы, старики, землю пахали, войну воевали, хлеб седьмым потом зарабатывали, думали — вот выйдем на пенсию, отдых и почет нам будет. А здесь!.. — бабушка чуть не задохнулась от возмущения.

А тут оказалось, что от бабушки не только девочкам, а и половине вагона смешно стало — сидят, улыбаются люди. Тоже очень невежливо.

Один дяденька говорит:

— Вам, бабушка, почет да уважение, да только война уже закончилась, что Вы воюете?

Бабушка от такой наглости как столб встала:

— Да Вы… Да Вы… Да я милицию вызову! Да я всех вас сейчас разгоню, дармоедов!!! Да пусть они ваши паспорта все проверят! — и побежала к кнопочке, которой машиниста поезда вызывать.

А тут другая бабушка встает и не дает ей к кнопочке пройти:

— Это я, — говорит, — сейчас на Вас милицию вызову, потому как вы общественное спокойствие нарушаете. А девочки пусть играют — нам такое будущее поколение как раз и надо!

Тут поезд из туннеля выехал и стал подъезжать к конечной станции.

Бабушка только хотела вернуться к себе на место, и вдруг увидела, что девчонки-то наши — опять варежками своими кидают! И хохот на полвагона. А люди вокруг сидят и улыбаются. Подняли им девчонки настроение!

Уже не просто кидаются, а в рифму — стишок громко читают, и на последнее слово — раз! И рукавичка уже у другой.

Старая бабушка подбежала и стала дрожащими руками у них рукавички вырывать:

— Вы, — кричит, — прекратите хамство, из какой вы школы, говорите!!! Отдайте ваши рукавички, я их только через родителей отдам!!! Пусть их судят за неуважение к ветеранам войны!

Ну, тут люди вокруг нее все начали шикать — мол, успокойся уже, ветеран, никто ваших заслуг не оспаривает! Бабушка начала хвататься за сердце, но тут ей повезло.

Поезд открыл двери, и она стрелой вылетела вон, на ходу выкрикивая угрозы, которых уже никто не слушал.

А девчонки что? Вышли, смеясь и болтая, и направились неторопливо. Может, в школу, а может, и домой.

А я посидел немножко, несколько секунд, в опустевшем вагоне, слушая кусочки смеха, забывшие вылететь, и подумал, что жалко, что у меня не было рукавичек. И не было друга напротив.

Тогда бы я ему точно попал в самый нос!

Поделиться: