Особенности детского лексикона

microphone-1209816__340— Какое перовое слово сказала у тебя Анфиска? — задала мне вопрос мама, как оказалось, одноимённой девочки.

Мы стояли у песочницы, где наши не достигшие и двух лет чада копались со совочками, пересыпая песок из пустого в порожнее.

— У меня первое, что доча сказала, было «чай». Вот любительница покушать! Даже не «мама».

Я не знал, что ответить, поскольку первого слова не отследил. Плохим родителем прослыть не хотелось, и я ответил наугад:

— Моя сказала «да»!

И тут же понял, что соврал. Схватил Анфису, посадил её себе на плечи и пошел на пруд, где ожидали хлеба столь любимые дочкой уточки. А пока шёл, в моей голове оформилась интересная идея.

А что, если первые слова ребёнка, словно лакмусовая бумажка, проявляют его характер и склонности? Ведь он слышит много слов от родителей. Почему же говорит только эти?

Ведь Анфиска сказала первым словом не «да»! Раньше этого слова она выучила протестующее «не надо»!

И что с того, что слова «надо» в её лексиконе не существует до сих пор? Как я повспоминал, красной лентой посреди обязательных «мама» и «папа» было повелительное наклонение.

— Дай! Открой! Стой! Туда! — командовала мелкая в свои полтора года, отвоёвывая себе право передвижения, право на свободу слова, право на обладание вещами, которыми пользовались только мама с папой.

И даже, в отличие от многих детей, требовала от мамы, чтобы в назначенное время та положила её спать.

И посреди всего этого — её вездесущее «не надо!»

Встречал я и других детишек — спокойных, флегматичных. Совсем другие были у них первые слова: «хорошо» и «да».

Хорошие, воспитанные, не причиняющие родителям проблем мальчики и девочки, только будто спящие немного.

Не повезло мне с такими — мои пираты были рождены бунтовать!

Ну и хорошо! Кто знает, может именно из таких несогласных с притеснением разбойников, которые готовы скорее шишку себе набить, чем поосторожничать, и появляются будущие лидеры, исследователи высот и глубин?

— Ну что, пойдём домой? — спросил я у Анфиски, уже двадцать минут торчавшей в ограде пруда и наблюдавшей за утиной трапезой.

Та повернулась, скорчила гримаску и высказала свой окончательный вердикт:

— Не надо!!!

Поделиться: