Бессонница

baby-1151351__340Когда-то и я был маленьким. Бывали даже времена, когда было мне полтора года.

Всё время удивляюсь, когда люди говорят, что они не помнят своего детства. Потому что я-то его хорошо помню!

Помню, как пеленали в первые дни после рождения, помню мамину грудь, кормившую меня, помню даже, как без умолку болтали врачи, когда выходил из материнского чрева.

Но не об этом разговор. У меня тут Анфиска долгое время спать ночами не могла. Всё просыпалась, ревела, искала мамину грудь, находила, засыпала ненадолго, но потом опять…

И я вспомнил, что у меня в её годы тоже была бессонница.

Что только родители не делали.

Меняли режим питания. Не меняли режим питания. Гуляли перед сном. Не гуляли перед сном. Играли в активные тгры. Не играли в активные игры.

Бессонница не унималась.

Дальше — больше. Водили к врачу. Давали витамины. Сдавали анализы. Водили к психиатру. Потом не водили к психиатру — видно, тот их напугал.

Бабушка приглашала на дом ведунью. Давала мне отвары трав. Шептала что-то на ушко. Ставила свечки иконам в углу. Потом приглашала батюшку освятить помещение.

Вскоре стало ясно, что Господь не в силах сделать так, чтобы я ночью спал.

При всём этом я-то прекрасно знал, почему не сплю ночью. Только сказать не мог в свои полтора года.

Причина была в бабушке. Она храпела. Родители не могли этого понять: ведь она храпела в другой комнате!

Если бы они прислушались, они они бы услышали, как она храпит. Но усталые, измотанные бессонными ночами, мама и папа в промежутки между моими воплями спали мёртвым сном.

Дело решил счастливый случай: бабушка съехала обратно в свою деревню.

И сейчас, лежа в кровати и вспоминая эти события сорокалетней давности, я начал кое-что понимать.

Я прислушался, но было тихо. Анфиска беспокойно спала, привалившись к стене. Движимый неясным предчувствием, я протянул руку к стене, чтобы отодвинуть девочку от холодной поверхности, и ощутил… это.

Я не сразу понял, что это. Стена под моей ладонью вибрировала, будто в такт какой-то музыке. Потом до меня начало доходить, и я приложил к стене ухо.

Вот это да!

Я услышал музыку, весёлую молодёжную музыку, различил слова песни… Где -то несколькими этажами ниже или выше ребятки-подростки знатно веселились.

Я отнял ухо — и музыка пропала.

Идти ругаться на ночных меломанов не было резона. Я Аккуратно переложил Анфиску дальше от стены и заблокировал пространство до стену подушкой.

Остаток ночи наконец-то прошёл спокойно.

Вот ведь как случается. Полезно временами вспомнить что-то… из раннего.

Поделиться: